История Дивеевского монастыря

Основание монастыря

Около 1758 года в Киево-Флоровский Вознесенский женский монастырь прибыла богатая помещица Ярославской, Владимирской и Рязанской губерний, вдова подпоручика Агафия Семеновна Мельгунова со своей трехлетней дочерью и приняла здесь монашество с именем Александры. Однажды ей было видение Божией Матери, в котором Царица Небесная повелела: «Это – Я, Госпожа и Владычица твоя, Которой ты всегда молишься. Я пришла возвестить тебе волю Мою. Не здесь хочу Я, чтоб ты окончила жизнь свою. Но как Я раба Моего Антония вывела из Афонского Жребия Моего, Святой горы Моей, чтоб он здесь, в Киеве, основал новый Жребий Мой, лавру Киево-Печерскую, так тебе ныне глаголю: изыди отсюда и иди в землю, которую Я покажу тебе. Иди на север России и обходи все великорусские места святых обителей Моих. И будет место, где Я укажу тебе окончить богоугодную жизнь твою, и прославлю имя Мое там, ибо в месте жительства твоего Я осную великую обитель Мою. Иди же, раба Моя, в путь, и благодать Божия, и сила Моя, и благодать Моя, и милость Моя, и щедроты Мои – да будут с тобою!» Посоветовавшись с богодухновенными отцами Киево-Печерской лавры, преподобная Александра безбоязненно пустилась в путь, указанный ей Богоматерью.

По дороге в Саровскую пустынь матушка Александра остановилась на отдых в селе Дивееве. Усталая, она сидя уснула. И снова ей было видение Божией Матери, указавшей, что это место и есть то самое, которое Она повелела искать. Царица Небесная сказала: «Вот то самое место, которое Я повелела тебе искать на севере России… И вот здесь предел, который Божественным Промыслом положен тебе: живи и угождай здесь Господу Богу до конца дней твоих. И Я всегда буду с тобою, и всегда буду посещать место это, и в пределе твоего жительства Я осную здесь такую обитель Мою, равной которой не было, нет и не будет никогда во всем свете. Это Четвертый Жребий Мой во вселенной. И как звезды небесные и как песок морской умножу Я тут служащих Господу Богу и Меня Приснодеву, Матерь Света, и Сына Моего Иисуса Христа величающих; и благодать Святого Духа Божия и обилие всех благ земных и небесных, с малыми трудами человеческими, не оскудеют от этого места Моего возлюбленного».

После этого мать Александра в великой радости пошла в Саровскую пустынь и просила вразумления у старцев, которые посоветовали ей исполнить все указанное ей Царицею Небесною и благословили поселиться в двух верстах от села Дивеева в деревне Осиновке. Здесь вскоре заболела и скончалась ее девятилетняя дочь. После этого матушка отправилась в свои поместья, чтобы окончательно распорядиться имуществом и имениями. По завершении дел около 1767 года она вернулась и поселилась в селе Дивееве у приходского священника Василия Дертева. Она выстроила себе келью на его дворе и прожила в ней двадцать лет. В 1773 году мать Александра приступила к постройке каменного храма в селе Дивееве во имя иконы Казанской Божией Матери на том самом месте, где явилась ей Царица Небесная. Строительство храма было закончено в 1779 году.

Начало Казанской общины

В 1788 году местная помещица госпожа Жданова, услышав об обители, обетованной свыше матери Александре, пожертвовала 1300 кв. саженей своей усадебной земли возле Казанской церкви для устройства общины. Преподобная Александра построила здесь три келии и оградила строения деревянной оградой. Одну келию заняла сама с послушницей, в другой пригласила жить еще трех послушниц, а третью предоставила паломникам, идущим в Саров. Жила община по строгому саровскому уставу. Наставником сестер был саровский старец Пахомий. Пища привозилась один раз в сутки с саровской трапезы. Сестры шили, вязали для саровской братии, вели жизнь нестяжательную, в трудах и молитвах.

Провидя свою кончину, мать Александра просила отца Пахомия не оставлять послушниц Казанской общины и позаботиться о будущей обители, обетованной ей Царицей Небесной. Отец Пахомий ответил: «Послужить по силе моей и по твоему завещанию Царице Небесной и попечением о твоих послушницах не отрекаюсь…, но как же и браться за то, не зная, доживу ли до этого времени. А вот иеродиакон Серафим, духовность его тебе известна, и он молод, доживет до этого, ему и поручи это великое дело». Мать Александра повторила свою просьбу отцу Серафиму. За неделю до своей кончины она приняла великий ангельский образ. В день кончины матушка приобщилась Святых Тайн и блаженно отошла ко Господу 13 июня 1789 года.

После смерти первоначальницы Дивеевской общинки матери Александры осталось три послушницы. Выбирая между собою старшую, они поставили начальницей Анастасию Кирилловну, которая в продолжении семи лет собрала в общину до 52 сестер. Управление ее ничем особенным не отличалось, но прошло прекрасно, тихо, с соблюдением установлений матери Александры. Во всем она благословлялась у духовника отца Пахомия, который до последнего дня своей жизни продолжал отечески заботиться о послушницах Дивеевской общины.

С кончиной отца Пахомия в 1794 году община потеряла своего заботливого отца. Батюшка Серафим в то время начал свою затворническую жизнь и не мог заниматься делами общины. В 1796 году скончалась Анастасия Кирилловна, и начальницей общины по выбору сестер была поставлена Ксения Михайловна Кочеулова. Чрезмерно суровая строгость Ксении Михайловны настолько не понравилась сестрам, что из 52 выбыли в первый год ее управления 40 человек, но затем стали прибывать новые, так что в 1825 году в общине снова собралось до 50 сестер. Начиная с 1822 года они стали обращаться за духовными советами к батюшке Серафиму, который не вышел тогда еще из затвора, но начал уже принимать посетителей.

Создание Мельничной общины

Батюшка Серафим желал научить сестер простоте жизни и легчайшему приобретению благодати Духа Святого именно тем способом, какому и сам научился из многолетней собственной опытности, и хотел смягчить строгость устава Казанской общины, но Ксения Михайловна не согласилась, говоря, что им уже дан устав саровским строителем Пахомием. Тогда батюшка Серафим оставил их, успокоенный, что заповеданное ему великой старицей матерью Александрой более не лежит на его совести.

25 ноября 1825 года ему явилась в саровском лесу Царица Небесная и сказала: «Зачем ты хочешь оставить заповедь рабы Моей Агафии – монахини Александры? Ксению с сестрами ее – оставь, а заповедь сей рабы Моей не только не оставляй, но и потщись вполне исполнить, ибо по воле Моей она дала тебе оную. А Я укажу тебе другое место, тоже в селе Дивееве, и на нем устрой эту обетованную Мной обитель Мою. А в память обетования ей, данного Мною, возьми с места кончины ее из общины Ксении восемь сестер». И сказала ему по именам, кого именно взять, а место указала на востоке, против алтаря Казанской церкви. И указала, как обнести это место канавой и валом, и повелела, чтобы это было сделано трудами самих сестер. И приказала сначала из саровского леса срубить двухпоставную ветряную мельницу и первые келии, а потом, по времени, соорудить в честь Рождества Ее и Сына Ее Единородного двухпрестольную церковь для сей обители, приложив ее к паперти церкви Казанского явления Своего. И Сама дала ему для сей обители устав новый, нигде до того времени ни в какой обители еще не существовавший. И за непременное правило поставила заповедь, чтобы в сию обитель не дерзала быть принимаема ни одна вдовица, а всегда принимались бы лишь одни девицы, на прием которых Сама Она изъявит Свое благоволение, и обещалась Сама быть всегдашней Игуменией сей обители Своей, изливая на нее все милости Свои и всех благодатей Божиих благословения со всех Своих прежних Жребиев: Иверии, Афона и Киева.

9 декабря 1826 года состоялась закладка мельницы на месте, указанном преподобному Серафиму Царицей Небесной. «В зачатие праведной Анны и я хочу зачать обитель!» – торжественно объявил в этот день старец. Новая община стала называться Мельничной. Не имея еще келий, сестры до глубокой осени жили на самой мельнице и занимались работами. В конце октября построили келию, и в ней все поместились. Через некоторое время отец Серафим приобрел для них житницу и благословил им строить другие келии для вновь приходящих сестер.

Жизнь в Мельничной общине походила на апостольские времена единством духа любви ко Христу, Царице Небесной и батюшке Серафиму, взаимной любовью между сестрами, хотя жили бедно и питались скудно.

Две отдельные общины

В 1833 году в Мельничной общине было 19 келий, в которых жили 73 сестры. Обе женские общины, хотя и разнохарактерные, нисколько не мешая друг другу, жили в мире и согласии. Говоря о двух общинах преподобный Серафим всегда подчеркивал их раздельность, полную друг от друга независимость и всецелую самостоятельность. После смерти батюшки в мирную жизнь сестер двух общин − Мельничной и Казанской – самовольно стал вмешиваться саровский послушник Иван Тихонович Толстошеев (иеромонах Иоасаф). Батюшка Серафим при жизни запрещал ему это, но честолюбивый послушник в мечтах видел себя попечителем и духовником обители. В 1842 году Иван Толстошеев выхлопотал указ об объединении двух общин. Он старался обратить к себе сестер, отвлечь их от исполнения заветов великого старца. Двадцать девять лет продолжалась смута, результатом которой стали нищета и долги: в обители нечем было даже замесить хлеба, а главное − разладилась духовная жизнь. Смута завершилась после личного вмешательства Государя и Святейшего Синода в 1862 году. Тогда община была возведена в монастырь и игуменьей ее стала монахиня Мария (Елисавета Алексеевна Ушакова).

Справедливость в четвертом уделе Божией Матери была восстановлена, благодаря участию таких благодатных угодников Божиих, как святитель Филарет (Дроздов), митрополит Московский, святитель Феофан (Говоров), затворник Вышенский, преподобный Антоний (Медведев), наместник Троице-Сергиевой лавры, архиепископ Воронежский Антоний (Смирницкий) и других.

Преобразование общины в монастырь

Указом Святейшего Синода от 10 февраля 1861 года объявлено было о возведении состоящей в Ардатовском уезде Дивеевской женской общины на степень третьеклассного общежительного монастыря.

В начале 1862 года митрополит Московский Филарет писал об этом событии наместнику Троице-Сергиевой Лавры архимандриту Антонию (Медведеву): «Молитвы отца Серафима победили. Святейший Синод определил Дивеевскую настоятельницу Елисавету постричь и произвести в игуменью». Так сбылись пророческие слова отца Серафима, сказанные им одной из Дивеевских сестер: «Запомни, матушка, у вас на двенадцатой начальнице устроится монастырь». Елизавета Алексеевна Ушакова была посвящена в сан игуменьи 17 ноября 1862 года с наречением имени Марии. Устав в монастыре был взят Мельничной Серафимовой Дивеевской общинки, поэтому весь монастырь стал называться Серафимо-Дивеевским. Сестры с благоговением соблюдали заповеди батюшки Серафима.

За годы управления монастырем игуменией Марией (Ушаковой) с 1862 по 1904 годы обитель приобрела свой неповторимый архитектурный облик, сохранившийся до наших дней. Были построены предсказанный преподобным Серафимом Троицкий собор (1875 г.), игуменский корпус (1885 г.) с храмом св. равноапостольной Марии Магдалины (1901 г.), трапезный храм во имя св. благоверного. князя Александра Невского (1895 г.), колокольня (1902 г.) и около тридцати корпусов для послушаний и жилья сестер.

Основной доход монастырю приносили многочисленные мастерские: рукодельная, где вышивали золотом и шелками, а также гладью по батисту и полотну, живописная, литографическая, где также занимались фотографией и метахромотипией (переведением гравированных картин на жесть, камень и дерево), резьбой по металлу и переплетным делом. Монастырские нужды обеспечивали хлебное, просфорное, свечное, портновское, ризное, манатейное послушания (манатея — тонкая домотканая шерсть). В свиточном шили свитки (рубашки) для саровской братии, до 400 штук ежегодно. Множество корпусов занимали хозяйственные послушания: стекольное, красильно-малярное, погребное, огородное, садовое, мельничное. В монастыре был большой фруктовый сад. Имелся молотильный корпус и две житницы. В трапезу, просфорню и богадельню была проведена вода из водокачки, снабжающей потребным количеством воды весь монастырь и две бани.

В отдельных корпусах помещались богадельня для тяжелобольных и престарелых сестер, зубоврачебный кабинет и больница. При монастыре был устроен приют для девочек, преимущественно сирот, где их учили священники, а рукоделию и духовному пению обучали сестры обители.

Вне ограды монастырю принадлежали гостиницы (как для дворян, так и для простого народа), конный двор с необходимыми постройками: кузницей и двумя избами для рабочих, а также пять домов для священников и диаконов с надворными строениями и садом.

К началу ХХ века Серафимо-Дивеевский монастырь стал крупнейшим иноческим общежитием. «Это не монастырь, а целая область, раскинувшаяся на три версты», – так отозвался о нем Нижегородский епископ Иоанникий.

Приезжавшие в те годы в Дивеево паломники видели и слышали, что сестры жили и дышали батюшкой Серафимом. «Батюшка сказал!» – поминутно слышалось в их разговорах. С.А. Нилус так писал об обители в 1900 году: «Святыня – это весь Дивеев и вся его святая любовь, которая прорывается, бьет ключом из каждого уголка этого удивительного места, из каждой келии, из каждого ласкового слова как самой игумении, так и всех виденных мной сестер».

После кончины игумении Марии в 1904 году по ее указанию сестрами была выбрана в игумении казначея монахиня Александра (Траковская), остававшаяся настоятельницей обители до ее закрытия. В 1917 году в монастыре проживало по списку 270 монахинь и 1474 послушницы, а численность населения села Дивеево была всего 520 человек. В 1919 году монастырь преобразовали в трудовую артель, но храмы не были закрыты, богослужения продолжались. Земли, хозяйства, хутора – все было изъято. Сестрам пришлось нести трудовую повинность: работать на национализированной земле, получая за это паек. Но несмотря на трудности жизни, обитель до разгона в 1927 году оставалась паломническим центром и принимала тысячи людей, тянувшихся в эти трудные годы к святыням Дивеева.

Монастырь от разгона до возрождения

Батюшка Серафим говорил: «Придет время – и мои сиротки в Рождественские ворота посыпятся как горох». Недоумевали сестры: «Какие же это ворота будут?» В 1927 году на праздник Рождества Богородицы начался разгон обители. В проповеди на литургии в этот день епископ Дмитровский Серафим (Звездинский) сказал сестрам: «Монастырь закрывается, но монашества с вас никто не снимает. Сейчас каждой из вас поднесена Чаша, и кто как ее выпьет, насколько достойно? До сих пор вы горели одной общей свечой, а теперь разделяетесь на отдельные маленькие свечечки. Нужно сохранить этот огонь».

Так сбылось предсказание батюшки Серафима. В недельный срок монастырь закрыли. В те дни, когда разгоняли монастырь, лил дождь. Казалось, плакала вся природа. Дождь очень затруднял сестрам переезд, особенно старым и больным, жившим в богадельне. После последней службы на Воздвижение Креста Господня многие больше никогда не увиделись и не вернулись в Дивеево. Большинство сестер рассеялось по округе, некоторые уехали домой. Монастырь оказался за стенами обители.

Игумения Александра с близкими сестрами поселилась в Муроме. Там она сохраняла часть дивеевских святынь и главную святыню − икону Божией Матери «Умиление», принадлежавшую преподобному Серафиму.

Молитвенная монашеская жизнь не прекращалась все эти годы ни на один день. Сестры тайно собирались на молитву, правила не оставляли. Многих арестовывали и ссылали в лагеря, были среди дивеевских сестер и расстрелянные. В рассеянии монастырь просуществовал до конца 40-х годов. Сроки заключения и ссылок заканчивались, и сестры снова постепенно собирались вокруг обители. Во время хрущевских гонений службы и требы совершались тайно по домам заезжими священниками. По благословению Святейшего Патриарха Пимена дивеевские сестры принимали монашеские  постриги.

Возрождение в селе Дивеево церковной жизни началось в 1988 году, когда верующим разрешили купить дом над Казанским источником и перестроить его для церкви. В Лазареву субботу 22 апреля 1989 года деревянную церковь освятили в честь Казанской иконы Божией Матери. 31 апреля 1990 года, в день Похвалы Пресвятой Богородицы, вновь был освящен Троицкий собор Серафимо-Дивеевского монастыря. С 1 января 1991 года все уставные богослужения в нем совершаются ежедневно.

21 июля 1991 года было объявлено в печати решение Священного Синода о возобновлении Серафимо-Дивеевского монастыря. 30 июля того же года в Дивеево торжественно прибыли святые мощи преподобного Серафима Саровского, обретенные в Санкт-Петербурге в Музее истории религии, который размещался в Казанском соборе.

17 ноября 1991 года митрополит Нижегородский и Арзамасский Николай (Кутепов) при большом стечении народа посвятил в сан игумении Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского монастыря монахиню Сергию (Конкову), до этого исполнявшую послушание благочинной в Спасо-Преображенской пустыни Рижского монастыря.

Второе обретение мощей

Из воспоминаний архиепископа Истринского Арсения:

Чтобы все было понятным, расскажу предысторию событий. В вопросе обретения мощей преподобного Серафима Саровского очень помог покойный ныне архиепископ Тамбовский Евгений (Ждан). Именно с его назначением в 1987 году на Тамбовскую кафедру стали предприниматься большие усилия по возрождению духовной жизни на Тамбовщине. Попутно Владыка изучил массу документов и случайно наткнулся на те, которые содержали описание вскрытия сотрудниками НКВД раки мощей преподобного Серафима Саровского. Конечно, это жуткая бумага − в отношении святого угодника Божия было проявлено мародерство, но она ценна буквальным, детальным описанием каждой косточки, каждого позвонка, обнаруженного в раке преподобного.

В 1990 году состоялся Поместный Собор Русской Православной Церкви, на котором митрополит Ленинградский Алексий был избран на Патриарший престол. А в конце года мне позвонил директор Музея истории религии Ленинграда Станислав Алексеевич Кучинский: «Владыка, я не могу утверждать точно, но нами обнаружены мощи какого-то угодника Божия. Мощи скелетного состава, никаких покровов. Сохранилась только одна рукавичка на мощах, на которой − такая надпись: “Преподобне отче Серафиме, моли Бога о нас!” По описи эти мощи у нас не проходят, нашли мы их случайно, завернутыми в один из гобеленов…»

Конечно, я сразу же поставил в известность Святейшего Патриарха. Святейший переговорил со Станиславом Алексеевичем, и тогда же, в декабре, под председательством Владыки Евгения была создана специальная комиссия. Я тоже входил в нее, а также и некоторые священнослужители Санкт-Петербургской епархии.

И вот мы приехали в Петербург (тогда еще Ленинград) и в присутствии директора, его заместителей и сотрудников музея поднялись в ту комнату, где лежала «находка». Разумеется, мы привыкли всегда доверять только документам − здесь же никаких документов не было. Но я уже говорил вначале, что еще в 1988 году Владыке Евгению удалось обнаружить акт вскрытия мощей преподобного Серафима Саровского с подробным описанием (собственно, поэтому Владыка Евгений и стал председателем комиссии). По этому-то акту мы и стали сличать найденные мощи с описанием. Все найденное досконально сходилось с останками преподобного Серафима Саровского! Даже такой факт: помните из жития преподобного, как его до полусмерти избили разбойники, искавшие у него деньги? И вот даже это сходится: у найденных мощей заметна довольно сильная вмятина на грудной кости!

Что меня тогда поразило больше всего? Голова преподобного Серафима была в скуфейке с круглым отверстием на лбу. По-видимому, на это отверстие раньше была наклеена какая-то круглая металлическая пластинка, чтобы люди к ней прикладывались. Так вот, кости черепа преподобного − темного цвета, а это место − светлое-светлое, настолько оно зацеловано. От этого возникло какое-то радостное чувство…

После освидетельствования мощей Святейший Патриарх дал распоряжение директору Софринского завода изготовить раку для преподобного Серафима. Потом вызвал митрополита Нижегородского и Арзамасского Николая и сообщил ему об обретении мощей преподобного Серафима.

Церковный народ узнал об этом событии немного позже. На Рождественском Патриаршем поздравлении в Богоявленском Елоховском соборе Святейший Патриарх в ответ на приветствие митрополита Ювеналия, обращаясь к молящимся, сказал: «А еще хочу, дорогие мои, сообщить об одном необычном явлении, которое Господь даровал нам в эти дни: обретены мощи преподобного и богоносного отца нашего Серафима, Саровского чудотворца!» Меня поразило, как весь собор буквально вздохнул: настолько это глубинное переживание было в людях!

В середине января 1991 года Святейший Патриарх отбыл в Петербург (тогда еще Ленинград), там мощи Преподобного с торжественным пением были вынесены из хранилища в Казанский собор (он еще не был передан Церкви), где было совершено краткое молитвословие. Затем мощи перенесли в Александро-Невскую Лавру, в святых воротах которой дорогую святыню встречали клир и паства Ленинградской епархии.

Несколько недель мощи преподобного Серафима находились на поклонении в Троицком соборе Александро-Невской лавры. В праздник блаженной Ксении Петербургской Святейший опять посетил Северную столицу, а вечером 6 февраля мощи преподобного Серафима при пении множества собравшегося на улицах народа – «Преподобне отче наш Серафиме, моли Бога о нас!», «Величаем тя, преподобне отче наш Серафиме!» − крестным ходом были перенесены из Александро-Невской лавры на Московский вокзал. Проходя по Старо-Невскому, по другим улицам, которые были определены для крестного хода, как было умилительно видеть множество народа со свечами, слышать это тихое молитвенное пение! Не было ни крика, ни гомона, ни какого-то ажиотажа… Не было той сумятицы, какая сопутствует обычно митингам, собраниям… Все пронизывало особенное, духовное радование!

Для доставки мощей преподобного в Москву был выделен специальный вагон поезда. Когда процессия с крестным ходом подошла на вокзал, мы увидели, что все перроны и подходы к зданию вокзала были сплошь заняты народом! В этот момент, мне кажется, работа вокзала вообще была парализована…

Когда отъезжали, такое было чувство, без слез не передашь! Вагон с мощами преподобного Серафима был в поезде последним, в нем также находился Святейший Патриарх. Когда поезд тронулся, все люди, стоявшие на перронах или у входа в вокзал, опустились на колени. Этот момент − поклон жителей Петербурга, прощавшихся с преподобным, − настолько запечатлелся в памяти, что его трудно забыть. Это был единый душевный порыв…

По пути в Москву духовенством всю ночь читались акафисты, служились молебны. Утром прибыли на Ленинградский вокзал столицы. Наш приезд никак не был афиширован, но все равно: когда наш поезд подъехал, нас было намного меньше, чем встречавших мощи на перроне! Такая всех охватила радость, когда каким-то образом разнеслась весть о прибытии мощей, что люди прибыли и без объявления.

От Ленинградского вокзала к Богоявленскому кафедральному собору состоялся большой крестный ход с мощами преподобного Серафима. Помню, это случилось на праздник иконы Божией Матери «Утоли моя печали»: морозный день, поземка, но погода никак не сказывалась на настроении собравшихся, радость переполняла всех!

Когда мощи преподобного внесли в Богоявленский собор, сразу спонтанно начался благодарственный молебен: ни книг, ни последования − все наизусть, по вдохновению, такое воодушевление было!

В этот же вечер у мощей преподобного Серафима состоялось наречение во епископа Саранского Владыки Варсонофия, а на следующий день, 8 февраля, совершилась его епископская хиротония. И ведь это, я думаю, тоже не случайно: Саранск − это в Мордовии, а Мордовия входила раньше в Тамбовскую Епархию, где подвизался преподобный Серафим!

С февраля до июля 1991 года мощи преподобного пребывали в Богоявленском кафедральном соборе. Летом состоялся грандиозный крестный ход − уже на автомобилях − во главе со Святейшим Патриархом, иерархами и священнослужителями Русской Православной Церкви для переноса мощей преподобного Серафима Саровского в Дивеево, во вновь открытую Дивеевскую женскую обитель.

Этот крестный ход прошел буквально по всей России: по городам и Московской, и Владимирской, и Нижегородской областей, и дальше − через Арзамас − в Дивеево. Конечно, запомнилось многое: множество людей разного звания и положения, стремившихся приобщиться к святыне. Повсюду крестный ход сопровождала масса людей, особенно поразили меня встречающие в Лакинске. Поскольку в этом городе не было предусмотрено остановки, а кроме того, уже на подъезде к Лакинску начался ливень, мы хотели ехать, не останавливаясь. Но что мы увидели? На дорогу вышло много людей − с хоругвями, крестами, цветами и иконами. Они вышли поприветствовать преподобного Серафима! А тут − ливень! И вдруг, увидев наш кортеж, все эти люди, несмотря на потоки воды, становятся на колени! Трудно передать, какие тобой овладевают чувства, когда видишь такое благоговение перед святыней!

И так было по всему пути следования: повсюду люди выходили на обочину, встречали мощи преподобного, каждый по-своему выражал радость от встречи со святыней.

Въезжаем во Владимир… Владыка Владимирский, архиепископ Евлогий, со множеством клира вышел навстречу мощам к Золотым воротам города. И тут − такая поразительная картина: мощи стоят по центру, Владыка Евлогий − во вратах, клир около него, а вокруг все заполнено народом! Огромнейшая площадь, вниз от собора, сплошь занята людьми, которые пришли поклониться преподобному Серафиму.

На следующий день маршрут продолжился далее. И повсюду, на каждой остановке, совершались службы, пелись молитвы. Заезжали и в Вязники, и в Гороховец…

Потом приехали в Нижний Новгород: большой ярмарочный собор, масса людей… Собор стоит на открытой площади, тени нет, жара… Пришлось выносить мощи на паперть южного придела, чтобы люди могли приложиться: народ шел нескончаемым потоком. Далее − в Арзамас, там в соборе была совершена епископская хиротония Владыки Иерофея, ныне почившего. Далее крестный ход с мощами преподобного проследовал в Дивеево.

По дороге в Дивеево находится несколько сел и деревень, оттуда тоже выходили люди − с крестами и иконами, вставали по обочине… Пришлось, конечно, и здесь останавливаться.

Так прошел этот удивительный крестный ход − с большими и малыми остановками. Сейчас я хочу поблагодарить всех, кто принял в нем участие: кто помощью, кто молитвой, кто еще чем-то… Скажу спасибо всем, потому что без нашей общей солидарности невозможно было бы организовать такое значительное мероприятие, которое целиком захватило все наше общество.

А затем уже Господь сподобил нас обрести мощи и других угодников Божиих, преподобный Серафим Саровский был первым…

Встреча мощей прп. Серафима в Дивеевской обители

Сам преподобный Серафим незадолго до своей кончины в беседах с Н.А. Мотовиловым говорил, что плотью своей он будет лежать не в Сарове, а в Дивееве. После кончины и последовавшего в 1903 году прославления мощи батюшки оставались в Саровской пустыни. И только сейчас сбывается это пророчество старца.

28 июля 1991 года повесили колокола на первый ярус дивеевской колокольни. И встретили мощи преподобного Серафима колокольным звоном. 30 июля в Дивеево пришел крестный ход со святыми мощами. Процессию возглавлял Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.

Стали понятны предсказания святого старца о том, что плотью он будет лежать в Дивееве. Саров к тому времени был закрытым городом, а в Дивеевском монастыре вновь затеплились лампады и началась монашеская жизнь.

В Троицком соборе раку с мощами поставили в центре, где обычно стоит праздничная икона. Открыли окошечко, и духовенство прикладывалось к открытым мощам. Потом раку перенесли под сень. Всю ночь шли богослужения перед ракой. Утром в 9 часов служили литургию. Вечером 31 июля Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II служил малую вечерню с акафистом в Троицком соборе. Пели три хора − Дивеевский, Нижегородский и Арзамасский. В полночь, уже 1 августа, началась Божественная литургия.

На запричастном стихе пели стихиры Пасхи. В три часа ночи и в 6 утра служили вторую и третью литургии в приделах преподобного Серафима и иконы Божией Матери «Умиление». На площади перед собором приготовили помост для Патриаршего богослужения. Был освящен временный престол. Раку с мощами архиереи вынесли из собора и поставили на помосте перед праздничной иконой. Литургия совершалась Святейшим Патриархом при огромном стечении народа. Многие тысячи паломников сподобились в этот день принять Святые и Животворящие Тайны Христовы. Ликовала земная и небесная Церковь, прославляя великого заступника перед Богом за Землю русскую.

«Исполнилось пророчество великого старца, − обратился Святейший Патриарх к богомольцам. − Мы видели, с какой духовной радостью встречали православные верующие в городах и весях драгоценную святыню нашей Церкви − святые мощи преподобного. Действительно, Пасхальной радостью исполнялись наши сердца, и мы пели Пасхальные песнопения, вспоминая его слова, что среди лета будут петь Пасху. Начинается новая страница истории Дивеевской обители. Она будет иметь огромную притягательную силу для паломников, которые придут сюда почерпнуть духовное утешение и силы у преподобного Серафима».

После литургии и крестного хода мощи преподобного вновь были перенесены в собор. В тот день в Дивеевском монастыре, который только-только начал восстанавливаться, собралось около 10 тысяч паломников.

100-летие прославления прп. Серафима

Праздник 100-летия прославления преподобного Серафима Саровского в лике святых начался 31 июля в 16 часов вечерней с акафистом Угоднику Божию. После Малой вечерни в торжественной тишине все ожидали приезда из Сарова Святейшего Патриарха Алексия II. Раздался радостный трезвон во все колокола. Матушка игумения Сергия с сестрами хлебом-солью встретили Первосвятителя Русской Православной Церкви. Началось торжественное Всенощное бдение.

Сто лет назад торжества совершались в Саровской пустыни. Но еще при жизни преподобный Серафим предсказывал, что плотию своею он будет почивать в Дивееве. Многим это предсказание было тогда непонятно, и только теперь, когда с 1991 года святые мощи угодника Божия находятся в Троицком соборе в Дивееве, мы являемся свидетелями совершившегося пророчества.

Наступило время литии. При пении стихиры «Приидите инок множества, днесь Преподобнаго благочестно восхвалим…» духовенство медленно вышло в притвор собора. В литийных прошениях призывалось милосердие Божие по молитвенному предстательству всех святых и великого заступника и ходатая у Престола Божия преподобного Серафима, Саровского чудотворца. Перед самым шестопсалмием возникла небольшая остановка в ожидании приход в собор Святейшего Патриарха, и вот − по устланной живыми цветами дорожке под колокольный звон и пение сестер Патриарх Алексий II вступил в собор.

После чтения шестопсалмия наступил самый торжественный момент богослужения. В 1903 году дивеевская игумения Мария (Ушакова) говорила о том, что батюшка Серафим предсказал: «Вот будет диво так диво, когда крестный ход пойдет из Сарова в Дивеево». Во исполнение этих слов в год 100-летия прославления преподобного Серафима из Сарова, куда для совершения торжественного богослужения временно были перенесены его мощи, действительно пришел крестный ход с дорогой для каждого православного святыней. С воодушевлением священнослужители, а затем сестры запели величание преподобному: «Ублажаем тя, преподобие отче Серафиме, и чтим святую память твою, наставниче монахов и собеседниче ангелов». Принесенный из Сарова ковчег со святыми мощами вложили во вновь изготовленную серебряную раку. И вспомнились слова одного из участников Саровских торжеств 1903 года, сказанные 100 лет назад: «Пой же Русь, греми ему хвалу высоко, громко, все выше и громче до самого Престола, где он дерзновенно предстоит перед Сущим, откликаясь на всякий вздох, доносящийся к нему с измученной земли. Пой, пой ему громче, Русская земля, радуясь, что ты, твой дух его создал, что тебя он выражал в своей жизни, в своих стремлениях, пой ему громче: «Ублажаем, ублажаем, тя!..» Евангелие было прочитано Святейшим Патриархом Алексием II. Всенощное бдение закончилось поздно, около одиннадцати часов вечера. Но настроение у всех было праздничное, усталости не чувствовалось.

Молитва в течение этой ночи не прекращалась. В полночь в Троицком соборе начался молебен с водосвятием, а затем Божественная литургия. Ночная служба была и в Преображенском соборе. В час ночи началась литургия в храме Рождества Пресвятой Богородицы. Ранним утром, в 4 часа, была совершена Божественная литургия в приделе иконы Божией Матери «Умиление» Троицкого собора. В 7 часов ковчег со святыми мощами перенесли на площадь перед Преображенским собором, где был   устроен временный алтарь.

В 9 часов раздался праздничный колокольный звон. Епископ Нижегородский и Арзамасский Георгий и игумения Сергия с сестрами встретили у Патриарших покоев Святейшего Патриарха Алексия II и проводили его к месту совершения Божественной литургии, которую Первосвятитель Русской Православной Церкви совершил в сослужении иерархов Поместных Православных Церквей и епархий Русской Православной Церкви.

Заполнивший монастырскую площадь народ благоговейно молился. Лазурное, безоблачное небо казалось огромным куполом. Устроенный на площади алтарь не вмещал собравшихся иерархов. Слаженное пение дивеевских сестер побуждало к молитве. При пении Херувимской песни духовенство стройной линией вышло на Великий вход. Во время исполнения песнопений «Милость мира», «Тебе поем…» люди, затаив дыхание, внимали совершаемому таинству. За литургией было огромное число причастников Святых Тела и Крови Христовых. Для причастия было приготовлено 30 потиров.

По окончании литургии Святейший Патриарх Алексий поздравил собравшихся с праздником и вручил награды Русской Православной Церкви. Его Святейшество сказал: «Что же пожелать всем вам, дорогие братья и сестры, когда каждый из вас вернется в свой дом к своим близким и своим родным? Я от души желаю, чтобы каждый из вас унес благодать Господню в свой дом в своем сердце. Я желаю, чтобы та особая любовь, которая была присуща преподобному Серафиму Саровскому, коснулась бы и наших сердец. Мы помним, что преподобный Серафим Саровский встречал приходящих к нему словами: «Радость моя, Христос воскресе!». Он был носителем пасхальной радости, радости о Воскресшем Господе, Спасителе нашем. Я хочу напомнить вам еще раз, как и вчера вечером, что в одном из предсказаний Преподобного говорится, что среди лета  запоют Пасху. Разве не Пасха сегодня у нас, когда мы вместе прославляем память и отмечаем 100-летие с момента прославления преподобного Серафима Саровского? Я приветствую всех вас, собравшихся на торжества в Троицкую Серафимовскую обитель словами вечно живого пасхального приветствия, которое так радует сердце каждого православного человека: «Христос Воскресе! Христос Воскресе! Христос Воскресе!» Пусть каждый из вас унесет эту пасхальную радость от общения с преподобным Серафимом Саровским. Пусть каждый из вас через нас смиренных услышит от него радостное пасхальное приветствие и слова «Радость моя! Христос воскресе!» Я желаю, чтобы молитвы преподобного Серафима Саровского укрепляли бы, давали бы силы, мужество, давали бы внутренний духовный мир каждому из вас на вашем жизненном пути». С Пасхальной радостью и воодушевлением, в один голос откликнулась площадь на приветствие Святейшего Патриарха: «Христос воскресе!» – «Воистину воскресе!»

Его Святейшество передал Серафимо-Дивеевскому монастырю копию Почаевской иконы Божией Матери со словами: «Меня просили это сделать люди, давшие обет, что эта святыня вернется в Свято-Троицкий Дивеевский монастырь».

Современная жизнь монастыря

В годы настоятельства игумении Сергии Дивеевская обитель, разоренная за годы советской власти, преобразилась. Теперь все церкви отреставрированы, монастырские здания капитально отремонтированы, построен заповеданный преподобным Серафимом Благовещенский собор, выкопана святая Канавка, создано два десятка скитов и подворий. Обретены мощи преподобных и блаженных жен Дивеевских. Стены Троицкого, Преображенского и Казанского соборов расписаны. Построены новые здания. Самоотверженно служит игумения Сергия Царице Небесной, украшая Ее земной удел.

Дивеевский монастырь – это большая семья: более пятисот сестер подвизается здесь. Глядя на них, матушка игумения вспоминает свою детскую скорбь о том, что их семья была маленькой: всего четыре человека. Вот и дал ей Господь по желанию сердца большую семью!

Когда совершаются иноческие и монашеские постриги, матушка игумения становится восприемницей новопостриженных, их духовной матерью. «А мать должна нести все немощи своих духовных детей, – так считает игумения Сергия. – Обязательно сама должна исполнять устав монастыря. Ведь если поучать других идти на правило, на трапезу, а самой все игнорировать, то это будут пустые слова. Исполнением устава монастыря отсекается своя воля, и Господь дает за это святую радость».

В монастыре свой особенный ритм жизни. Подъем в пять утра. В половине шестого все собираются на утреннее правило, во время которого читаются утренние молитвы, полунощница, двенадцать псалмов с поклонами, служится молебен с акафистом батюшке Серафиму, потом сразу начинается Божественная литургия. В будние дни около восьми утра сестры идут на послушание. Вечернее богослужение начинается в пять часов, заканчивается в половине девятого. Потом ужин. После ужина все идут на Канавку, и затем в храме читается вечернее правило.

Матушка игумения убеждена: «Настоящая послушница – та, которая может все это понести ради Христа. Почувствовав любовь Божию, она хочет в ответ на нее дать немножко своей жертвенной любви Богу, а через Него и окружающим. Монастырь, хоть и закрытое учреждение, но сюда многие приходят за духовной помощью, приступают здесь к таинствам. Мы все – служки Царицы Небесной и батюшки Серафима. Если только вдуматься в эти слова и на каждом шагу их себе напоминать, то очень многое в нашей жизни само определится. Если ты – служка Царицы Небесной и батюшки Серафима, можешь ли  отпустить человека неутешенным, неправильно поступить с ним? Не можешь, не должна. И тогда, если ты – служка, то проси Царицу Небесную и батюшку Серафима, чтобы они управили, помогли, наставили, вразумили».

Download Nulled WordPress Themes
Premium WordPress Themes Download
Download Nulled WordPress Themes
Download Premium WordPress Themes Free
ZG93bmxvYWQgbHluZGEgY291cnNlIGZyZWU=
download huawei firmware
Download Nulled WordPress Themes
online free course